Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: зарисовки (список заголовков)
02:15 

Спираль-6

Как я и опасалась, вечером поднимается температура. Устраиваю домашний лазарет. Лекарства, горячий чай, мед, малина... В ход идет все подряд. Когда температура доходит до 39, снова аккуратно предлагаю врача. Мотает головой. Вот упрямая...
Ближе к утру ей наконец становится легче. Сижу рядом до рассвета, периодически погружаясь в чуткую дрему.
Утреннее солнце все ярче освещает квартиру, и я задергиваю шторы. Зеваю, трогаю лоб Кэт - наконец-то нормальной температуры наощупь, иду умываться и заваривать себе кофе. Не люблю этот напиток, но сегодняшний день нужно как-то провести на ногах. Открываю ноут и, осторожно пробуя на вкус горячий кофе, погружаюсь в работу. Несколько часов пролетают незаметно. Периодически подхожу и проверяю дыхание и температуру Кэт. Вроде все в порядке. Это успокаивает.
Около 12 часов дня вздрагиваю от мелодии с вибро. Кэт сонно нашаривает рукой телефон на тумбочке рядом с кроватью.
- Да? - голос хриплый, но интонации уже слышны. Наблюдаю за ее выражением лица, замерев за кухонным столом.
- Хорошо. Жду. - она жмет "отбой".
Подхожу к ней.
- Как ты?
- Вроде ничего. Сейчас умоюсь, позавтракаю, и скажу точнее.
- Аппетит - это уже хорошо. - улыбаюсь и немного расслабляюсь, наблюдая хоть и слабую, но улыбку в ответ.
После завтрака заставляю ее померить температуру. 37 с небольшим. Значит, кризис миновал.
- Ко мне через полчаса подруги заедут. Я им обещала одну картину.
- Мне уехать?
- С чего бы это?
- Вдруг помешаю.
- Не дури. Какие планы?
- Полчасика как раз осталось доработать, потом поеду домой, там дела сами тоже не сделаются. Тебе действительно лучше?
- Да. Не беспокойся. Спасибо, что осталась со мной.
- Ну и кто из нас дурит?
Сжимает мои пальцы, смеется и возвращается в кровать, прихватив свой ноут. И я возвращаюсь к работе.
Через полчаса Кэт вытаскивает меня на балкон на перекур. Вспоминаем прошедший день и смеемся, что его нужно как-то пометить в календаре - что хотя бы один день из жизни мы точно прожили не зря. Внезапно вспоминаю потерянную мысль.
- А что за картину хотят забрать твои друзья?
- Сейчас докурим, покажу.
Возвращаемся в комнату, Кэт лезет за кровать. Достает немаленьких размеров лист и кладет на кровать. Подхожу ближе - и сердце пропускает удар.
- Эй, ты чего? Как будто привидение увидела. - голос Кэт доносится как сквозь вату. Медленно мотаю головой и беру рисунок в руки.
Нет, это не может быть совпадением. Синие бабочки. Высоковольтные вышки. И абрис города позади. Чувствую, что мне не хватает воздуха. Осторожно кладу рисунок на кровать и возвращаюсь на балкон. Зажигалка отказывается высекать искру. Кэт забирает ее из моих дрожащих рук и прикуривает мне сигарету.
- Что случилось?
Вглядываюсь в ее обеспокоенные глаза и не могу подобрать слов. Ни слов, ни мыслей в голове нет. Только слышу, как глухо бьется в ушах ток крови от сердца.
Через приоткрытую балконную дверь доносится трель домофона. Кэт бросает на меня еще один обеспокоенный взгляд, и уходит открывать.
Делаю глубокую затяжку и приказываю себе успокоиться. Это просто встреча с прошлым. Перед глазами проносится вечер на кухне. Черт. Я не готова.
За спиной - звук открываемой входной двери. Делаю глубокий вдох и выдох, затягиваюсь в последний раз и тушу бычок. Соберись же.
Оборачиваюсь. Силуэты на пороге. Мне не нужны очки, чтобы узнать этих двоих. Тихо открываю балконную дверь и замираю на входе в комнату. Все трое сихронно оборачиваются ко мне.
Тишина.
- Привет. - делаю шаг вперед.
На лицах растерянность. А мне вдруг удается собраться.
Облизываю пересохшие губы.
- Я не ожидала вас здесь встретить. Но Кэт показала мне рисунок несколько минут назад. И сомнений - кто за ним придет - у меня не было. Я рада видеть, что вы живы и в порядке.
- Привет. - произносят почти в унисон и переглядываются.
Кэт смотрит на меня. В глазах осознание. Киваю в ответ. Да, это я. Ты наверняка слышала мою историю от них. Как среагируешь?
Она хмурится и принимает какое-то решение. Черты лица разглаживаются. Поворачивается к гостям.
- Чай будете?
- Давай.
Мы садимся за стол. Вжимаю ногти в ладони, пряча руки под скатертью. Больно смотреть на них. А они вдвоем вглядываются в меня.
- Как ты? Шесть лет прошло.
Пожимаю плечами. Как ответить на этот вопрос?
Это самое странное чаепитие в моей жизни - бьется мысль в голове. Каждый сидящий за этим столом тщательно выверяет фразы. Напряжение между нами можно потрогать руками.
Годы прошли. Они - ожившая память.
Через полчаса они забирают картину и начинают одеваться. Делаю вдох. Сейчас или никогда.
- Мне жаль, что все вышло так. До сих пор жаль. Мое решение не было ошибкой. Это был мой единственный шанс начать жить собственной жизнью. Но я разрушила этим шагом нашу связь и предала ваше доверие. Все это осталось давно в прошлом - для нас всех. Оно стало мне уроком. Едва ли не самым важным в моей жизни. Я не прошу прощения - потому что вы либо уже простили меня, либо не простите никогда - и важно уже не это. Я хочу сказать, что буду всю жизнь помнить, что вы сделали для меня. Во мне - вы. Вы спасли мой рассудок и мою жизнь. Спасибо.
Они кивают, переглядываются и выходят. Кэт закрывает дверь. Я прислоняюсь к стене и выдыхаю. В голове пустота. Этот короткий монолог выпил все мои силы. Молчим. Смотрим друг на друга.
- Теперь ты знаешь.
- Да. Я слышала о тебе. Только не увязала одно с другим. Они иначе тебя называли.
- Им нравилась та форма моего имени.
Снова погружаемся каждый в свои мысли. Брожу по воспоминаниям - и вдруг понимаю, что что-то изменилось. Они живы. С ними все в порядке. А значит, ничего страшного не произошло - тогда, 6 лет назад. Люди сходятся и расходятся. Это нормально. Это часть жизни. Я сделала выбор. И сполна расплатилась за его последствия. Но каковы бы ни были последующие события - ничего непоправимого не произошло. Мы все живем дальше. Прошлого не изменить - какая банальная, но очень важная мысль. Они останутся в моей памяти. Я отдала им все, что была способна отдать. И приняла от них больше, чем от кого-либо еще. И все это осталось позади. Свершившимся фактом. Единственное, что имеет смысл здесь и сейчас - сделать так, чтобы их вложение в меня не пропало даром. Я уже ничего не могу сделать для них - такие вещи не забываются. Но могу - сделать многое для других людей. Продолжить эту нить. Передать другим - жажду жить. Передать дальше часть их жизненной силы, которая осталась во мне.
- Кэт.
- М?
- О чем ты думаешь? Что мне сделать сейчас?
- Всмысле?
- Я могу уехать.
- Это еще с чего?
- Теперь ты знаешь, что в тех рассказах - я. Знаешь, что я сделала.
- И? Это было 6 лет назад.
- И все же оно было.
- А что ты хочешь?
- Остаться.
- Значит, оставайся. И расскажи мне, как это все выглядело твоими глазами. Заварить еще кофе? У тебя очень уставшие глаза.
Я перевожу дыхание и ловлю взглядом ее легкую улыбку. Киваю самой себе и возвращаюсь к столу...

The end.

@темы: зарисовки

18:59 

Спираль-5

Моя остановка.
С трудом выдираюсь из воспоминаний и выбираюсь из автобуса. Накатывает злость на себя. Какой смысл гонять заезженные мысли по кругу... Застегиваю куртку, прикуриваю сигарету и направляюсь по тёмной улице к дому.
-Привет! - забегаю на кухню и с кайфом втягиваю носом запах свежей выпечки. - Чегой-то ты вкусности решил приготовить?
Муж пожимает плечами и тепло обнимает. - Как прошел день?
- Тихо и спокойно. Не считая встречи с не слишком приятным субъектом из прошлого Кэт. - пересказываю ему вечерний эпизод. - А твой?
- Громко и не спокойно. - смеется. - Почти закончил заказ. Завтра покажу. Может, завяжете со своими вечерними прогулками?
- Буду ждать. Не переживай, мы можем постоять за себя, если что.
- Ага...
За разговорами и уминанием свежих пирожков пролетает остаток вечера.

Через несколько дней тишину вечера разбивает звонок мобильного. Тру уставшие после рабочего дня глаза и отвечаю на звонок. В трубке оживленный голос Кэт.
- Я знаю, куда мы едем завтра. Помнишь ребят с выставки коптеров?
- Таких забудешь.
- У них в Царицыно слет днем. Будут гонки. Поедем?
- Естественно!

Парк встречает нас весенними красками и ледяным ветром. Народ разбился на небольшие группы. В воздухе несколько десятков жужжащих коптеров всех форм и размеров. Слушаем краем уха разговоры, наблюдаем за виражами гоночных крылатых машин.
В какой-то момент засматриваюсь на особенно талантливого "пилота" и теряю из виду Кэт. Оглядываюсь - и вылавливаю ее взглядом в группе ребят. Подхожу ближе и понимаю, что в их сосредоточенном разговоре слишком мало знакомых слов.
- Привет, народ. А для чайников можно по-русски?
Один из парней улыбается в ответ:
- Мы обсуждаем варианты встраивания разных видов "мозгов" для почтовиков. Твоя подруга подкинула нам интересную идею.
Он оборачивается обратно к Кэт и снова переходит на мало понятную мне терминологию.
Внезапно от моста в нескольких метрах от нас раздается крик. Разворачиваюсь в ту сторону - и успеваю увидеть маленькое тело, летящее с моста в воду. Всплеск воды - и мгновение полной тишины вокруг.
И все сразу приходят в движение. Не смотря по сторонам, срываюсь с места. В мгновенно образовавшейся толпе вижу спину Кэт. Она успевает первой добраться до берега. Сбрасывает кеды и куртку - и сбегает в воду. Бегу вдоль берега, подхватив ее вещи с земли, отслеживая ее перемещение. Легкие горят, зеваки мешают передвигаться быстро - расталкиваю их, наплевав на вежливость.
Наконец она выныривает с телом ребенка в руках. Гребет к берегу одну рукой, второй удерживая его на поверхности. Кто-то из парней забегает в воду, перехватывает мальчика, дотягивает его до берега. Мы в несколько рук вытягиваем его повыше. Быстро оглядываю народ вокруг - растерянные взгляды, хаотичные движения. Краем глаза отмечаю, что Кэт уже выбралась на берег и направляется к нам. С ее одежды льет вода и идет пар. Выдыхаю и перевожу взгляд на ребенка. Парню на вид лет 8, белая кожа, синие губы. Без сознания. Черт.
Трясущимися руками расстегиваю его куртку и поворачиваю голову набок. Мысленно подхлестываю себя - быстрее же!
30 нажимов на грудь. Считаю шепотом. Раз, два, три, четыре... Изо рта парня с каждым нажимом выливается вода. На десятом бросаю в толпу:
- Кто-нибудь вызвал Скорую?
Народ вокруг выпадает из ступора и лезет по карманам.
- Набирайте 112.
Возвращаюсь к счету. Восемнадцать, девятнадцать... двадцать девать, тридцать. Так, теперь запрокинуть голову, придерживая подбородок, зажать ему нос - и сделать два глубоких выдоха. Вижу, как дважды приподнимается его грудь под принудительным вдохом. Отлично. И снова руки на грудину по центру. Раз, два, три...
Тело под пальцами вздрагивает. Мальчик заходится в кашле и распахивает глаза. Помогаю ему повернуться на бок. Через толпу продирается и подлетает к нам женщина, тянет к нему руки.
- Стоп! - от моего окрика она замирает и переводит какой-то полубезумный взгляд на меня.
- Минуту дайте мне. Нельзя его дергать сейчас.
Поворачиваюсь обратно к мальчику. Он все еще надсадно кашляет, но оттенок лица уже становится почти нормальным. Трогаю его за плечо.
- Слышишь меня? Как тебя зовут?
- Артем. - снова приступ кашля.
- Кашель не сдерживай, у тебя в легких осталась вода. Она уже не опасна для жизни, а вот ощущения те еще, я знаю. Скажи мне, ты ударился чем-нибудь? У тебя болит что-то кроме груди?
Крутит головой.
- Голова только. И в груди жжет.
- Это нормально. Пошевели, пожалуйста, руками и ногами. каждой по отдельности. Есть где-то боль? Все ли одинаково легко двигается?
Он озадаченно поводит плечами, сжимает и разжимает пальцы и передвигает ноги.
- Все нормально.
- Отлично. Давай попробуем встать?
Подаю ему руку, и мы вместе поднимаемся с земли. Его начинает ощутимо трясти.
Оборачиваюсь к его матери, притихшей рядом.
- Надо срочно снять всю мокрую одежду и закутать хотя бы в куртку. Главное - в сухое. Сюда уже едет Скорая. Вы на машине приехали или своим ходом?
- На метро...
- Тогда дождитесь врачей. Они должны скоро быть тут. С ним все будет в порядке, но лучше перестраховаться и съездить в больницу. Там проследят, чтобы он воспаление легких не подхватил.
Оборачиваюсь обратно к парню.
- Ты молодец. Врачей не боишься?
- Нет. - почти улыбается.
- Тогда дождись их, пожалуйста. А пока надо найти, во что тебе переодеться.
Народ вокруг наперебой начинает предлагать куртки и шарфы. Я отступаю в сторону и подхватываю с земли сидящую неподалеку Кэт.
- А ну подъем. Нельзя сидеть. Тебе в больницу надо?
- Нет. - хмурится.
- Тогда срочно такси. Сейчас найду номер.
К нам приближается парень, который нырял на помощь Кэт. С него тоже капает вода.
- Девчонки, я на машине. Вы далеко живете?
- Нет, 20 минут отсюда.
- Поехали, довезу. Мне тоже не очень далеко ехать.
Всматриваюсь в его лицо. Прямой и открытый взгляд. Внутренний голос уверяет меня, что он нам не опасен.
- Предлагаю наперегонки до машины. Вам обоим надо двигаться!
Хватаю обоих за ледяные мокрые руки и тяну вперед.
В машине парень включает печку на максимум. Мы забираемся на заднее сиденье, я диктую адрес. У Кэт дрожат почти белые губы. Вцепляюсь в ее руки и мысленно прошу его поспешить.
Мы долетаем очень быстро. Парень не церемонится с манерой езды, в обычной ситуации я бы попросила водить поаккуратнее, но сейчас мне очень нужно как можно скорее доставить Кэт домой. Он тормозит у ее подъезда, и я протягиваю ему руку.
- Спасибо. За все.
- Не болейте. Вы молодцы.
- И ты. Дома выпей чего-нибудь и грейся, ладно?
- Ага. - нервно смеется.
Поднимаемся на наш этаж, забираю из трясущихся рук Кэт ее ключи и открываю квартиру.
- Быстро в душ. Давай.
Она вяло кивает и направляется к ванной. Не нравится мне ее состояние. Залезаю в шкаф на кухне, достаю коньяк, наливаю стопку. Стучусь в ванную.
- Можно?
- Заходи. - голос приглушен шумом воды, но я слышу.
Я открываю дверь.
- Хочу вещи сразу в стиралку забросить. А то с них лужа натечет не хилая.
Сгребаю в охапку ледяные мокрые вещи и уношу на кухню к стиралке. Пусть внутри пока полежат.
Кэт выходит из душа с намотанным на голову полотенцем.
- Ты как?
Всматриваюсь в выражение ее лица. Уголки губ опущены, глаза красные, веки воспаленные. И взгляд отдает апатией. Не хорошо...
- Нормально. - кивает и слегка улыбается.
- Пей. - протягиваю ей стопку. Она послушно вливает ее в себя и закашливается.
- Пойдем. Тебе надо под одеяло.
Вытирает волосы полотенцем и идет в комнату. Тру лицо, пытаясь собраться с мыслями. Что еще нужно сделать?
Захожу в комнату. Кэт под одеялом и пледом свернулась в клубок и мелко дрожит, смотря в стену. Так.
- У тебя можно домашнюю одежду взять в аренду?
Недоуменно кивает.
Я вытаскиваю из шкафа футболку и штаны, быстро переодеваюсь и подхожу к кровати.
- Можно?
Внимательно вглядывается в мое лицо. В глазах наконец какое-то подобие эмоций появляется. Снова кивает.
Забираюсь под одеяло и заворачиваю его вокруг нас. Прижимаюсь к спине Кэт и обнимаю ее одной рукой.
- Тебя надо согреть.
Кожа у нее горячая после душа, но дрожь все еще не отпускает. Прижимаюсь всем телом, пытаясь передать тепло. Через несколько минут она наконец перестает дрожать. Чувствую, как расслабляются ее мышцы, и перевожу дыхание. Все пройдет. Теперь надо поспать пару часов. А потом не забыть позвонить мужу и предупредить, что я сегодня не вернусь домой. Нельзя ее одну оставлять - если температура ночью взлетит...

@темы: зарисовки

00:49 

Спираль-4

Огни размываются перед глазами - и непрошенное воспоминание всплывает, утягивая меня вглубь. Стоит на несколько минут потерять контроль над мыслепотоком - и он снова и снова возвращает меня к тому, что я годами гоню от себя.
Вечерняя Москва - из окна квартиры. Теплая батарея. Негромкие голоса за спиной. Ночник на кухонном столе. Записки, приколотые к стене. Запах дома и спокойствия. Их - запах.
-Иди сюда, пора второй слой лака класть.
Сажусь обратно за стол и протягиваю руки. Двое сидят рядом и смотрят на меня.
У одной - теплые и сильные пальцы. И совершенно нечитаемое лицо. Она счесывает рукой челку с глаз и сосредотачивается на моих ногтях.
Взгляд второй я ощущаю кожей. Взгляд внутрь, куда-то в самую мою суть. И у меня нет никакого желания прятаться от этого взгляда. Она уже видела самые темные углы моей души, чего еще бояться?
Легкое ощущение сюрреала. После того, что было между нами тремя - этот мирный вечер на кухне с маникюрными развлечениями - не вписывается в мою реальность. И одновременно с этим - именно происходящее сейчас имеет особый смысл. Война окончена. Моя личная многолетняя война. И теперь нужно как-то научиться жить заново. Просто жить. Дышать. Знать, что завтрашний день наступит - и эта мысль не будет пугать или нести с собой привкус пепла.
Эти двое вытащили меня с самого края. За который я успела заступить. Выдернули в реальность, с которой я успела попрощаться. Моя жизнь, цельность моей психики - это их заслуга. Я хорошо помню это ощущение. Когда тело уже не способно бороться. Когда разум отказывается воспринимать реальность. И единственное, что еще связывает с реальностью - их руки. Их голоса, пробивающиеся сквозь белый шум в голове. "Борись. Ты сможешь. Тебе есть ради чего еще жить." И жизненная сила в чистом виде - которую они вкачивали в меня месяцами. Сначала медленно и осторожно - я захлебывалась и этим количеством.
Жизнь на автопилоте с 4 часами сна в сутки, жизнь в запредельном ритме без даже намека на отдых, под ежедневным прессом, в крайне жестких рамках - отключает все не жизненно-необходимые ресурсы мозга и тела. Не было эмоций. Не было желаний. Не было самовосприятия даже на бытовом уровне - хочу ли я есть или спать. Только серый туман перед глазами. И белый шум в ушах. Я смотрела на себя в зеркало - и видела девушку неопределенного возраста с бело-серой кожей, черными кругами под глазами и выпирающими костями под одеждой. И пустым взглядом.
Все осталось позади. И осознание - что это отражение в зеркале - мое. И многомесячные разговоры, в которых у меня не было сил возражать. Мне было все равно. А им нет. И они хватали меня за руки. И держали. Вытаскивали - по шажочку. Еще немного. И еще. И где-то щелкает переключатель - и появляются еще пока отдаленные, легкие, но подобия эмоций. И желаний. И мыслей - что я все еще дышу. Что мир вокруг существует. Что все это имеет какой-то смысл.
Взгляд - в самую суть. Пробирающий каждую клетку. И чужая жизненная сила - во мне. Я очень отчетливо осознавала, что это - жизнь взаймы. Эмоции взаймы. Что где-то там внутри меня просыпается личность по одной причине - ей дали сил извне. И они, как донорская кровь, текут по моим венам. А этот взгляд не оставляет вариантов - отказаться. Потому что видит то, что я сама признавать не хочу. Что где-то в глубине души все еще живо - желание выжить.
Мы сидим на вечерней кухне и перебрасываемся взглядами и словами. Какие слова могут объяснить, что было? Какие слова смогли бы передать, что ощущает тот, кого спасли - к тем, кто это сделал? Это ведь не благодарность. Конечно, и она тоже, но суть не в ней. И даже не ощущение долга, который невозможно вернуть. Это знание на каком-то клеточном уровне, что во мне теперь - они. В моих венах, в моих мыслях, в каждом моем вдохе - часть их жизненной силы.

@темы: зарисовки

02:17 

Спираль-3

Остаток вечера пролетает быстро. Мы успеваем поужинать - и Кэт провожает меня до метро.
-Напиши, как доберешься.
-Как всегда.
В вагоне народу не слишком много, мне удается сесть. Быстро окидываю взглядом пространство: уставшие люди едут с работы. Хорошо. Можно уйти в себя. Ставлю плеер на рандомный выбор и закрываю глаза.
Брожу по воспоминаниям.
С той самой второй встречи с Кэт в парке - стало ясно, что общение на этом не прервется. Мы сидели на лавочке до темноты, перебегая с темы на тему. Кэт взяла мой номер - и уже в следующий вечер поступил звонок:
-Какие планы на завтра?
-Бурные. А вот послезавтрашний день свободен.
-Хочу показать тебе одно место в центре Москвы.
Я сама не заметила, как начала жить на два дома. 2-3 раза в неделю я приезжала к ней. Или мы ехали куда-нибудь вместе. Выставки, потрясающие места для фото-съемок в Москве и ближайшем подмосковье, концерты любимых групп, около-научные конференции, каток и тренировочное скалолазание... За полгода общения с ней границы моего мира расширились в несколько раз.
Несмотря на всю активность, она была крайне замкнутым человеком. На уровне организации любое общение давалось ей легко. А вот разговоры из серии "привет, как дела" ее совершенно не интересовали - с чужими людьми.
В нашем общении было единственное негласное правило - не задавать друг другу вопросов. Я ничего не знала о ее прошлом. О ее семье, о друзьях, даже о том, чем она зарабатывала на жизнь. Но этот момент странным образом не уменьшал доверие к ней. Мне было все это не важно. Того, что наши реакции на мир, вкусы и общие цели в жизни совпадали почти во всем - было более чем достаточно.
Единственной загвоздкой в нашей связи был мой муж. И тот - недолго. Когда мы условились, что ночевать я всегда приезжаю домой, когда он понял, что такие постоянные вылазки делают меня счастливой и заряженной, что в нашем доме всегда есть еда, всегда прибрано, а вещи постираны и поглажены вовремя - у него не осталось аргументов для возражения. К тому же его бизнес (любимое дело его жизни) процветал - и он с утра до ночи занимался им. Даже когда я оставалась дома, мы виделись только за обедом и ужином. И это вполне устраивало обоих. Один выходной мы проводили от и до - только вдвоем - и этого было достаточно. Мне вообще везет на нелюдимых людей, мне с ними наиболее комфортно - и потому столь не постоянный контакт был в кайф обоим.
Погрузившись в себя, едва не пропускаю свою станцию. Выпрыгиваю из закрывающихся дверей - и быстрым шагом направляюсь наверх. 5 минут до автобуса, должна успеть.
Мне сегодня определенно везет с транспортом. В автобусе тоже находится сидячее место в самом хвосте. Оглядываю остальных пассажиров и утыкаюсь в окно.
Всегда любила вечернюю Москву. Рассыпи огней, посвеченной рекламы, фары проносящихся мимо машин. В этом всем почему-то легче дышать.

@темы: зарисовки

01:55 

Спираль-2

Я дышу, смакуя вечернюю свежесть. Она наполняет меня умиротворением. Фонари желтыми кляксами рассеяны по улице. Ветер остужает кожу лица, сдувает мысли. Как же хорошо быть в моменте "здесь и сейчас". Ощущать тепло ее пальцев. Вдыхать спокойствие вечера.
Спокойствие...?
С проулка выруливают две фигуры. Я моментально подбираюсь. Злость на себя подхлестывает - нашла время расслабляться и разглядывать сумеречные краски пространства. Знаю где-то глубоко внутри - они не пройдут мимо. Это не просто прохожие. И моментально ощущаю, как концентрация Кэт рядом усиливается во много раз. Я называла ее сосредоточенной? Нет, у нее просто высокая планка самоконтроля. Собрана до предела она сейчас. Она делает шаг вперед, частично закрывая меня собой.
-Какие люди! Привет, Кэтти. Как делишки?
Отсветы фонаря играют на лице худого парня со злыми глазами. Даже в этом освещении вижу его расширенные зрачки. Нервные движения рук, бегающий взгляд. Я знаю эти интонации и эти дерганые движения. Сидит на наркоте. Давно и прочно.
Быстро перевожу взгляд на второго.
Капюшон почти целиком скрывает лицо. Губы сжаты в тонкую линию. Поза напряженная. Ага, похоже, этот не рад встрече. Это хорошо.
-Иди куда шел. - голос Кэт абсолютно ровный.
-Какие мы грубые. Да брось, познакомь меня со своей очередной... девочкой. - он почти выплевывает это слово.
Я понимаю, что сейчас самое время вмешаться. Ищу взгляд второго парня:
-Заберите своего друга, пожалуйста. Нам не нужны проблемы.
Знаю, считываю легко с пространства - что на этом наркоше уже не одно дело висит. И знаю, что друг его в курсе об этом. Перевесит беспокойство за друга или даст ему развлечься?
-Пойдем, Дим. К черту. Оно тебе надо? - перевесило, значит. Отлично.
Сжимаю пальцы Кэт и тяну в сторону - дальше по улице. Парни провожают нас взглядами. Тот, кого назвали Димой, кривится - смесь отвращения, злости и какой-то глухой тоски на лице.
Легко отделались.
Спустя несколько минут в тишине решаюсь:
-Расскажешь? Или закроем тему?
-Расскажу. У меня сегодня день бывших, похоже. - усмехается.
Вспоминаю ее рассказ за час до того - и киваю. Вглядываюсь в ее профиль - хмурый, с долей злости - после этой встречи. Хочу вытащить эти эмоции, растворить в пространстве. Эти ребята того не стоят.
-Это давно было. Я еще в универе училась. И пыталась убедить себя, что я гетеро. Долго и упорно пыталась. Мы с ним фактически жили вместе. Он тогда еще адекватным был. Ну более-менее. Наркотой по мелочи баловался - меня это мало волновало, в то время многие пробовали разное. Потом мне надоело самообманом заниматься - и я от него ушла. А его с катушек сорвало. Преследовал меня, пару раз дрались. Потом подсел крепко на кокс - и отстал. Так и пошло по накатанной. Не знаю, где деньги берет - вроде не работал после универа ни разу. На официальной работе, по крайней мере. Живет тут неподалеку. Сталкиваемся, благо, редко.
Вздыхаю.
-Паршивая история. Хорошо, что остатки адеквата в нем все же остались. Иначе мы бы так просто не ушли сегодня.
-Да. - кивает. - Легко отделались.
-Мысли вслух мои озвучиваешь.
Уют от прогулки разрушился. Переглядываемся - и сворачиваем к дому. Зря я ее выдернула на улицу. Бросаю быстрый взгляд на выражение ее лица. Все еще хмурое, но хотя бы уже без злости. Черты слегка разгладились. И то неплохо.

@темы: зарисовки

21:34 

Спираль

- Дай сюда руки.
Смотрит требовательно горящими глазами. Вздыхаю и безропотно протягиваю ей запястья с обожженными ладонями и пальцами.
- Извини. Я задумалась.
- Я заметила. Извиняться тут точно не нужно.
Она хмурится, разглядывая покрасневшую кожу. Потом кивает самой себе и отступает на два шага, открывает аптечку. Движения сосредоточенные и скупые. Пока она, едва прикасаясь к горячей коже, наносит мазь, я разглядываю ее и снова вздыхаю, стараясь сделать это бесшумно. Она не задает вопросов. Не спрашивает, в какие дали на этот раз ушли мои мысли. Отмахивается от моих оправданий и сосредотачивается только на том, чтобы устранить последствия моей невнимательности. Меня затапливает чувство стыда напополам с благодарностью.
Кастрюля с кипятком, за которую я хватанулась в очередном слишком глубоком уходе в себя, парит на столешнице.
Я задумалась о ней, когда потянулась к плите. О дне нашего знакомства. Катя. Кэт. Девочка с мужским модусом. Непрошибаемо спокойная, контролирующая, кажется, каждое движение и даже взгляд. Живущая в моменте "здесь и сейчас". В каждом движении и оттенке интонации - спокойная и уверенная в себе сила.

Я гуляла по ВДНХ. Искала красивые кадры. Солнечный осенний день. Будни - и потому людей не слишком много. В основном мамочки с колясками. Это позволяет не так напрягаться, оглядываясь вокруг. Не люблю толпу. Не могу расслабить плечи, если концентрация людей вокруг слишком сильная.
Засмотревшись на то, как преломляются лучи на металлической конструкции, в поисках более удачного ракурса - спотыкаюсь об бордюр. Теряю равновесие, прижимаю к себе фотоаппарат и понимаю, что падение уже не смогу остановить, только бы объектив не убить об асфальт... Чьи-то руки подхватывают меня в последнюю секунду. Жестко фиксируют в пространстве, я осознаю, что все еще стою - и разворачиваюсь корпусом, пытаясь не выдать дрожь от внезапного прикосновения - как и всегда при контакте с чужим человеком. Глаза выхватывают несколько самых ярких черт - короткие волосы золотистого оттенка, длинная челка, темно-синие глаза.
- Спасибо - выдыхаю. - Вы спасли мой фотоаппарат.
Девушка чуть хмурится, окидывает меня взглядом - похоже, проверяет, все ли в порядке. Кивает, разворачивается и уходит. А я смотрю ей вслед и все пытаюсь выровнять дыхание.
Проходит пара недель, я успеваю забыть об этой встрече. Ловлю последние теплые осенние деньки, снова выбираюсь в Москву. На этот раз любимый парк Коломенское. Листья раскрашены в разноцветный калейдоскоп. Ветер гоняет их опавшие собратья по асфальтированным тропинкам. Я гуляю до заката, размышляя о том, что с этой поездки привезу побольше удачных кадров - очень уж красочно и мирно вокруг. Поворачиваю на очередную аллейку и ловлю в объектив атмосферный кадр - девушка в легком цветном шарфе и клетчатой рубашке что-то пишет в широком блокноте, забравшись с ногами на скамейку. Красные кеды стоят внизу - среди опавшей листвы. Тихо делаю несколько снимков издали. Приближаю кадр - и вздрагиваю от озарения - это же она. Та, что не дала мне упасть.
Я не даю себе времени на размышления. Давно уже не верю в совпадения - каковы были шансы новой встречи в другом конце Москвы? Вешаю фотоаппарат на шею и открыто направляюсь к ней. Она словно что-то чувствует - поднимает голову. Мгновение - и я понимаю, что объяснять ничего не придется. Она меня вспомнила. И спокойно ждет, когда я подойду ближе.
- Можно?
- Конечно. Садись.
Она подтягивает ноги поближе к себе. Я аккуратно сажусь рядом, чуть нервно улыбаясь. Не в моем стиле навязываться людям. Но в ее взгляде покой - и я решаюсь:
- Я Вас сначала сфотографировала, а потом уже узнала. Слишком уж атмосферная картина была. - протягиваю ей фотоаппарат с включенным экраном. Она аккуратно перехватывает его и пролистывает кадры с собой. Я внимательно слежу за ее реакцией. Показывает мне кадр с кедами среди листьев:
- Вот тут цветовая гамма крутая.
Возвращает мне мой аппарат и пролистывает свой блокнот на страницу назад.
- Я не фотограф, но этот момент тоже решила запечатлеть.
На листе - набросок карандашом. Кеды в опавшей листве. Только атмосфера даже на наброске - сильно другая, чем в моем кадре. От рисунка веет пустотой. Чувствую мурашки, расходящиеся по загривку. Ловлю на себе ее взгляд и осознаю, что мои ощущения она считала...

- К воде в ближайшие сутки не подходи. Я доделаю ужин. - Кэт заканчивает со второй повязкой. Каждый обожженный палец обработан и прикрыт бинтом отдельно от остальных - чтобы рука оставалась дееспособной.
- Спасибо. - улыбаюсь я. Она принимает взглядом мою улыбку и отворачивается к плите.
Усаживаюсь на стул и пробегаюсь пальцами по узорам на стене у кухонного стола. Сколько времени прошло, а я по-прежнему завороженно разглядываю оформление ее квартиры. Сразу видно – здесь живет художник. Небольшая солнечная студия – так они, кажется, называются. Комната совмещена с кухней, разделение их только визуальное. Кровать педантично заправлена цветным покрывалом – без единой складки. Все стены в рисунках. Абстрактные узоры в кухонной части и картина около кровати – силуэт девушки в каком-то волшебном лесу. То, что лес волшебный – ощущается сразу, хотя по деталям рисунка этого не скажешь.
- Кэт.
- М? – она сосредоточенно и ловко лепит котлеты из свежеприготовленного фарша.
- Кто эта девушка на картине? Я все не решалась спросить. Это же не ты.
Выжидаю привычную паузу – знаю, что вопрос не из простых для нее. Чувствую нутром.
- Мы жили вместе. – голос интонациями уходит куда-то вглубь. – Это Саша. Александра. – она слегка усмехается.
Я молчу, превратившись в слух.
- Она тоже рисует. По крайней мере, раньше так было. Совсем в другом стиле, но суть не в этом. Мы даже как-то организовывали совместную выставку – вполне успешно. Честно говоря, я была уверена, что мы доживем до старости вместе. Она собиралась рожать от донора. А потом она встретила мужчину на одной из своих подработок. Красивый парень – не поспоришь. И вообще вполне достойный кандидат. Она напилась, пришла посреди ночи и сказала, что уходит к нему. Что пора бы и мне завести нормальную семью. Ну и все в таком же духе.
Она замолкает, погрузившись в воспоминания.
Я за два шага, стараясь сделать это бесшумно, приближаюсь к ней. С мыслью «не думать» - обнимаю ее со спины.
- Мне жаль.
- Мне тоже.
Когда она вздыхает, я отпускаю ее. Она возвращается к котлетам, а я – к узору на стене.
- Давай сегодня нарушим наш график? – предлагаю я спустя несколько минут тишины. – Пойдем погуляем? У меня еще часа полтора.
- Хорошо. Закину мясо в духовку тогда.
Мне нравится наблюдать, как она собирается. Знаю весь порядок действий наизусть – и все равно получаю необъяснимое удовольствие. Проверяет, сколько денег в кошельке. Выключает свет. Накидывает куртку. Забирает ключи с полки у входа и одевает любимые кеды. В квартире темно, и я улыбаюсь, поворачивая ручку двери – без опасений, что она заметит. Она не задаст вопроса. Но примет к сведению.
У подъезда она прикуривает нам сигареты. Как всегда – сначала мне. Затягивается, бросая взгляд в оба конца улицы. Знаю – контролирует обстановку. Иногда мне кажется, что в этом постоянном неусыпном контроле есть что-то от робота. Мы сцепляемся кончиками пальцев (сплести их на этот раз не удается – мешают бинты) и направляемся по привычному вечернему маршруту.

@темы: зарисовки

Зарисовки

главная