Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:34 

Спираль

tyisyacha-nochey
- Дай сюда руки.
Смотрит требовательно горящими глазами. Вздыхаю и безропотно протягиваю ей запястья с обожженными ладонями и пальцами.
- Извини. Я задумалась.
- Я заметила. Извиняться тут точно не нужно.
Она хмурится, разглядывая покрасневшую кожу. Потом кивает самой себе и отступает на два шага, открывает аптечку. Движения сосредоточенные и скупые. Пока она, едва прикасаясь к горячей коже, наносит мазь, я разглядываю ее и снова вздыхаю, стараясь сделать это бесшумно. Она не задает вопросов. Не спрашивает, в какие дали на этот раз ушли мои мысли. Отмахивается от моих оправданий и сосредотачивается только на том, чтобы устранить последствия моей невнимательности. Меня затапливает чувство стыда напополам с благодарностью.
Кастрюля с кипятком, за которую я хватанулась в очередном слишком глубоком уходе в себя, парит на столешнице.
Я задумалась о ней, когда потянулась к плите. О дне нашего знакомства. Катя. Кэт. Девочка с мужским модусом. Непрошибаемо спокойная, контролирующая, кажется, каждое движение и даже взгляд. Живущая в моменте "здесь и сейчас". В каждом движении и оттенке интонации - спокойная и уверенная в себе сила.

Я гуляла по ВДНХ. Искала красивые кадры. Солнечный осенний день. Будни - и потому людей не слишком много. В основном мамочки с колясками. Это позволяет не так напрягаться, оглядываясь вокруг. Не люблю толпу. Не могу расслабить плечи, если концентрация людей вокруг слишком сильная.
Засмотревшись на то, как преломляются лучи на металлической конструкции, в поисках более удачного ракурса - спотыкаюсь об бордюр. Теряю равновесие, прижимаю к себе фотоаппарат и понимаю, что падение уже не смогу остановить, только бы объектив не убить об асфальт... Чьи-то руки подхватывают меня в последнюю секунду. Жестко фиксируют в пространстве, я осознаю, что все еще стою - и разворачиваюсь корпусом, пытаясь не выдать дрожь от внезапного прикосновения - как и всегда при контакте с чужим человеком. Глаза выхватывают несколько самых ярких черт - короткие волосы золотистого оттенка, длинная челка, темно-синие глаза.
- Спасибо - выдыхаю. - Вы спасли мой фотоаппарат.
Девушка чуть хмурится, окидывает меня взглядом - похоже, проверяет, все ли в порядке. Кивает, разворачивается и уходит. А я смотрю ей вслед и все пытаюсь выровнять дыхание.
Проходит пара недель, я успеваю забыть об этой встрече. Ловлю последние теплые осенние деньки, снова выбираюсь в Москву. На этот раз любимый парк Коломенское. Листья раскрашены в разноцветный калейдоскоп. Ветер гоняет их опавшие собратья по асфальтированным тропинкам. Я гуляю до заката, размышляя о том, что с этой поездки привезу побольше удачных кадров - очень уж красочно и мирно вокруг. Поворачиваю на очередную аллейку и ловлю в объектив атмосферный кадр - девушка в легком цветном шарфе и клетчатой рубашке что-то пишет в широком блокноте, забравшись с ногами на скамейку. Красные кеды стоят внизу - среди опавшей листвы. Тихо делаю несколько снимков издали. Приближаю кадр - и вздрагиваю от озарения - это же она. Та, что не дала мне упасть.
Я не даю себе времени на размышления. Давно уже не верю в совпадения - каковы были шансы новой встречи в другом конце Москвы? Вешаю фотоаппарат на шею и открыто направляюсь к ней. Она словно что-то чувствует - поднимает голову. Мгновение - и я понимаю, что объяснять ничего не придется. Она меня вспомнила. И спокойно ждет, когда я подойду ближе.
- Можно?
- Конечно. Садись.
Она подтягивает ноги поближе к себе. Я аккуратно сажусь рядом, чуть нервно улыбаясь. Не в моем стиле навязываться людям. Но в ее взгляде покой - и я решаюсь:
- Я Вас сначала сфотографировала, а потом уже узнала. Слишком уж атмосферная картина была. - протягиваю ей фотоаппарат с включенным экраном. Она аккуратно перехватывает его и пролистывает кадры с собой. Я внимательно слежу за ее реакцией. Показывает мне кадр с кедами среди листьев:
- Вот тут цветовая гамма крутая.
Возвращает мне мой аппарат и пролистывает свой блокнот на страницу назад.
- Я не фотограф, но этот момент тоже решила запечатлеть.
На листе - набросок карандашом. Кеды в опавшей листве. Только атмосфера даже на наброске - сильно другая, чем в моем кадре. От рисунка веет пустотой. Чувствую мурашки, расходящиеся по загривку. Ловлю на себе ее взгляд и осознаю, что мои ощущения она считала...

- К воде в ближайшие сутки не подходи. Я доделаю ужин. - Кэт заканчивает со второй повязкой. Каждый обожженный палец обработан и прикрыт бинтом отдельно от остальных - чтобы рука оставалась дееспособной.
- Спасибо. - улыбаюсь я. Она принимает взглядом мою улыбку и отворачивается к плите.
Усаживаюсь на стул и пробегаюсь пальцами по узорам на стене у кухонного стола. Сколько времени прошло, а я по-прежнему завороженно разглядываю оформление ее квартиры. Сразу видно – здесь живет художник. Небольшая солнечная студия – так они, кажется, называются. Комната совмещена с кухней, разделение их только визуальное. Кровать педантично заправлена цветным покрывалом – без единой складки. Все стены в рисунках. Абстрактные узоры в кухонной части и картина около кровати – силуэт девушки в каком-то волшебном лесу. То, что лес волшебный – ощущается сразу, хотя по деталям рисунка этого не скажешь.
- Кэт.
- М? – она сосредоточенно и ловко лепит котлеты из свежеприготовленного фарша.
- Кто эта девушка на картине? Я все не решалась спросить. Это же не ты.
Выжидаю привычную паузу – знаю, что вопрос не из простых для нее. Чувствую нутром.
- Мы жили вместе. – голос интонациями уходит куда-то вглубь. – Это Саша. Александра. – она слегка усмехается.
Я молчу, превратившись в слух.
- Она тоже рисует. По крайней мере, раньше так было. Совсем в другом стиле, но суть не в этом. Мы даже как-то организовывали совместную выставку – вполне успешно. Честно говоря, я была уверена, что мы доживем до старости вместе. Она собиралась рожать от донора. А потом она встретила мужчину на одной из своих подработок. Красивый парень – не поспоришь. И вообще вполне достойный кандидат. Она напилась, пришла посреди ночи и сказала, что уходит к нему. Что пора бы и мне завести нормальную семью. Ну и все в таком же духе.
Она замолкает, погрузившись в воспоминания.
Я за два шага, стараясь сделать это бесшумно, приближаюсь к ней. С мыслью «не думать» - обнимаю ее со спины.
- Мне жаль.
- Мне тоже.
Когда она вздыхает, я отпускаю ее. Она возвращается к котлетам, а я – к узору на стене.
- Давай сегодня нарушим наш график? – предлагаю я спустя несколько минут тишины. – Пойдем погуляем? У меня еще часа полтора.
- Хорошо. Закину мясо в духовку тогда.
Мне нравится наблюдать, как она собирается. Знаю весь порядок действий наизусть – и все равно получаю необъяснимое удовольствие. Проверяет, сколько денег в кошельке. Выключает свет. Накидывает куртку. Забирает ключи с полки у входа и одевает любимые кеды. В квартире темно, и я улыбаюсь, поворачивая ручку двери – без опасений, что она заметит. Она не задаст вопроса. Но примет к сведению.
У подъезда она прикуривает нам сигареты. Как всегда – сначала мне. Затягивается, бросая взгляд в оба конца улицы. Знаю – контролирует обстановку. Иногда мне кажется, что в этом постоянном неусыпном контроле есть что-то от робота. Мы сцепляемся кончиками пальцев (сплести их на этот раз не удается – мешают бинты) и направляемся по привычному вечернему маршруту.

@темы: зарисовки

URL
   

Зарисовки

главная